МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. iv xxix


XXVIII ←  → XXX

Obstat, care Pudens, nostris sua turba libellis;
lectoremque frequens lassat et implet opus.
Rara iuvant – primis sic maior gratia pomis,
hibernae pretium sic meruere rosae;
5sic spoliatricem commendat fastus amicam,
ianua nec iuvenem semper aperta tenet;
saepius in libro numeratur Persius uno
quam levis in tota Marsus “Amazonide.”
Tu quoque de nostris releges quemcumque libellis
10esse puta solum – sic tibi pluris erit.

Петровский Ф. А.


Слишком много, Пудент, я стихов моих выпускаю;
до пресыщения их надоедает читать.
Редкое нравится нам — так первый овощ вкуснее;
так же дороже для нас розы бывают зимой;
5так набивает себе любовница хищная цену
спесью; открытая дверь не привлечет молодежь;
с книгою Персия мы считаемся чаще одною
чем с «Амазонидой» всей, Марса бесцветным трудом.
Так же и ты из моих любую книжку читая
10думай, что нет остальных — выше оценишь ее.

Впервые: Петровский Ф. А., «Марциал. Эпиграммы», М., 1968, с. 121.


7. Персий. Поэт I в. н.э., автор книги сатир.

8. «Амазонидой»... Марса. Имеется в виду поэма Домиция Марса на мифологический сюжет, не дошедшая до нас.

Север Г. М.


Книжкам, Пудент дорогой, моим изобилие вредно;
частый читателю труд слишком докучлив, тяжел.
Редкое радует нас — нам первые сладостней фрукты,
зимние розы не зря цену имеют свою;
5пренебреженья каприз так хищную красит подругу,
так не пленяет юнца вечно открытая дверь;
ценится Персий одной-единственной книгой сильнее
чем «Амазонидой» всей значим бессмысленный Марс.
Так же и ты перечесть мою собираясь книжонку
10думай, что прочих и нет, — ценности больше найдешь.

Авл Пудент — центурион (centurio; командир центурии, тактического подразделения легиона), затем примипил (primipilaris, primipilus; центурион первой центурии первой когорты легиона, которая несла серебряного орла, штандарт легиона; самый высокий по рангу центурион легиона); один из близких друзей Марциала; уроженец Умбрии; ценитель поэзии; ему IV XIII, V XXVIII, VI LIV, VI LVIII, VI LXXVIII, VII XI, VII XIV, IX LXXXI, XI XXXVIII, XII LI; о нем I XXXI 3, V XLVIII 3, VII XCVII 3, XIII LXIX 2, возм. VIII LXIII. Эпиграмма, очевидно, — ответ «со смыслом» на вопрос «почему пишешь так мало», и соответствующее предложение «писать еще», см. ст. 9.


2. Ср. III LXVIII 11—12, IV LXXXIX 7. ○ Овидий, «Героиды» XX 243—244:

Пусть это письмо больше не утомляет твою изнуренную плоть,
и пусть оно закончится обыкновенным «Прощай!»

4. Цену. Амбив. Pretium: 1) стоимость, цена; 2) достоинства, ценность.

4. Ср. VI LXXX 1—2, XIII CXXVII. ○ Сенека, «Нравственные письма к Луцилию» CXXII (8):

А разве не живут вопреки природе те что хотят роз среди зимы, кто с помощью горячей воды ловко создает подложное тепло, и в стужу выращивает лилию, весенний цветок?.

5. Женщина которой ты домогаешься посредством разорительных трат все более желанна когда «снисходит» нечасто (этим заставляя тратить все больше). Ср. V XLII 5, XI XXVII 9—14. ○ Овидий, «Любовные элегии» I X 29—30:

Рада лишь женщина взять боевую с мужчины добычу,
за ночь платят лишь ей, можно ее лишь купить...

Овидий, «Метаморфозы» XIV 762:

Долгую гордость откинь, и с влюбленным — молю — сочетайся!.

Проперций, I XVIII 5—6:

Как же мне, Кинфия, быть? С чего мне начать исчисленье
слез, оскорблений — что ты, Кинфия, мне нанесла?.

Тибулл, II IV 24—25:

Только Венеру тогда раньше других оскорблю —
учит злодействам она, госпожой моей хищницу сделав...

5—6. Дистих касается «классической» элегической темы: жадная любовница и пренебрегаемый любовник. Ср. X XIV 7. ○ Овидий, «Искусство любви» III 509—512:

Пагубно в женском лице и надменное высокомерье —
скромно и нежно смотри, в этом — приманка любви.
Верьте моим словам — горделивая спесь раздражает,
вечно молчащим лицом сея к себе неприязнь...

Тибулл, I VIII 75—79:

Нынче претит ему спесь, и нынче уж он ненавидит
крепкий засов на дверях с неодолимым замком.
Кара грозит и тебе, если гордость свою не оставишь —
как ты захочешь мольбой нынешний день возвратить!.

6. Слишком частые встречи ведут к пресыщению, и затем отвращению.

7. Персий. Флакк, Пе́рсий А. (Flaccus, Persius A.; 34—62). Римский поэт-сатирик.

8. Марс. Марс, Доми́ций (Marsus, Domitius; ум. 19/12 до н.э.). Римский поэт; лирик, эпиграмматист, эпик. Один из протеже Г. Цильния Мецената. Известен сборником эпиграмм «Цикута» (Cicuta), эпической поэмой «Амазонида» (Amazonis), сочинением в прозе «Об изяществе» (De urbanitate). Сохранились три эпиграммы — одна на смерть Альбия Тибулла, две — на смерть Атии, матери Августа. Домиций Марс был «предтечей» латинской эпиграммы, и в этом плане Марциалом ценился высоко; ср. I  Пред., II LXXI 3, II LXXVII 5, V V 6, VII XXIX 8, VII XCIX 7.

9. Перечесть. Эпиграмма, очевидно, — ответ «со смыслом» на вопрос «почему пишешь так мало», и соответствующее предложение «писать еще». Ср. II VI 5, XI LII 17. Relegere (перечитывать, вновь читать) подразумевает, что тексты Марциала, хотя кажутся легкими и непосредственными, на самом деле достаточно многозначны и «проработаны» чтобы при перечитывании читатель находил в них новые смыслы.

10. Если Пудент читая какую-нибудь из книг Марциала представит, что кроме нее у Марциала других книг нет, то извлечет из нее больше приятного и полезного — подобно удовлетворению и положительным эмоциям сопутствующим обладанию чем-либо действительно уникальным.

Фет А. А.


Книжкам нашим, Пудент дорогой, их множество вредно;
в пресыщенье и в труд книг изобилье чтецу.
Редкость влечет — мы даем предпочтение яблокам первым;
так заслужили ценней зимние розы быть всех;
5так разорительную возвышает надменность подругу;
и не пленяет мужчин вечно открытая дверь;
чаще по книжке одной поминается Пepсий чем жидкий
Марс по громадной-то всей Амазони́де своей.
Ты же какую б ни стал читать из книг моих, думай,
10что одна лишь она — большую цену ей дашь.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891, ч. I.


XXIX. Пуденту.


8. Марс, здесь вероятно поминается другой чем в письме 1-й кн. и в других местах приводимый.

Шатерников Н. А.


О, мой Пудент дорогой! Моим книжкам их множество вредно,
надоедают они выходом частым своим.
Мило лишь редкое нам — плоды-первинки нам <в> радость;
зимние розы для нас будут ценнее всегда;
5хищной кокетки каприз к ней больше нас привлекает;
дверь что открыта всегда юношу не зазовет;
Персия чаще прочтут с его единственной книгой
чем «Амазонку», что нам Марс легкомысленный дал.
Если из книжек моих перечтешь ты какую захочешь,
10думай, что прочих и нет — будет дороже одна.

Впервые: Шатерников Н. А., «Марциал. Избранные эпиграммы», М., 1937.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016