МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. xi civ


CIII ←  → CV

Uxor, vade foras, aut moribus utere nostris:
Non sum ego nec Curius nec Numa nec Tatius.
Me iucunda iuvant tractae per pocula noctes:
Tu properas pota surgere tristis aqua.
5Tu tenebris gaudes: me ludere teste lucerna
Et iuvat admissa rumpere luce latus.
Fascia te tunicaeque obscuraque pallia celant:
At mihi nulla satis nuda puella iacet.
Basia me capiunt blandas imitata columbas:
10Tu mihi das, aviae qualia mane soles.
Nec motu dignaris opus nec voce iuvare
Nec digitis, tamquam tura merumque pares:
Masturbabantur Phrygii post ostia servi,
Hectoreo quotiens sederat uxor equo,
15Et quamvis Ithaco stertente pudica solebat
Illic Penelope semper habere manum.
Pedicare negas: dabat hoc Cornelia Graccho,
Iulia Pompeio, Porcia, Brute, tibi;
Dulcia Dardanio nondum miscente ministro
20Pocula Iuno fuit pro Ganymede Iovi.
Si te delectat gravitas, Lucretia toto
Sis licet usque die: La?da nocte volo.

Кокотов А. Ю.


Иль прочь из дома отправляйся,
Иль чти мой нрав и применяйся.
Устал просить тебя по году,
Люблю вино я, ты же — воду,
5Труп взвоет от такого глума,
А я не Курий и не Нума.
Привык я делать вещи эти
Свободно и при полном свете;
Ты гасишь лампу, сбросить столу
10Не хочешь вовсе, я же голу
Всю целиком и без изъятья
Хочу схватить тебя в объятья.
Твой поцелуй — не голубицы,
А старой высохшей девицы;
15Лежишь недвижно и бессловно,
Мне пальцем не поможешь, словно
Ты жертва в волнах фимиама
На алтаре под сводом храма.
Когда в седле, стеня, с размаха
20Подскакивала Андромаха,
За дверью плащ рабы срывали
И в корчах семя изливали.
Когда могучий царь Итаки,
Как слон храпел в полночном мраке,
25Смущалась Пенелопа мало —
Руки оттуда не снимала.
А ты еще к моей досаде
К себе не подпускаешь сзади;
Жен Брута, Гракха, и Помпея
30Ты в этом в сотню раз глупее.
Я днем стерпел бы еле-еле
Лукрецию бездарну в деле,
Когда бы в ночь могла явиться
Ко мне коринфская блудница!

2020 г.

Петровский Ф. А.


Прочь убирайся, жена, или нраву нашему следуй:
Я ведь не Курий какой, Нума иль Татий тебе.
Ночи мне проводить за веселою чашей приятно,
Ты же торопишься встать, мрачно напившись воды.
5Милы потемки тебе, забавляться люблю я при лампе
И услаждать свою плоть даже при свете дневном.
Туникой скрыто, плащом и повязкою все твое тело,
Я же всегда наготы полной добиться хочу.
Я целоваться люблю, подражая нежным голубкам,
10Ты же целуешь меня, будто бы бабку свою.
Ты без движенья лежишь и без голоса, пальцем не двинешь,
Точно несешь на алтарь ты фимиам и вино.
В раж приходили рабы фригийские, стоя за дверью,
Только лишь Гекторов конь был под женою его.
15Хоть итакиец храпел, но любовно всегда Пенелопа,
Как ни стыдлива, его нежной ласкала рукой.
Ты запрещаешь мне то, что Гракх с Корнелией делал,
То, что с Порцией Брут, с Юлией делал Помпей.
Раньше еще, чем служил Юпитеру кравчий дарданский,
20За Ганимеда была часто Юнона ему.
Если пленяет тебя суровость, Лукрецией можешь
Быть ты в течение дня; ночью — Лаиды хочу.

Впервые: Петровский Ф. А., «Марциал. Эпиграммы», М., 1968.


Ст. 21. Лукреция — жена Тарквиния Коллатина, образец высокой морали.

Ст. 22. Лаида — знаменитая греческая гетера.

Север Г. М.



Марциал не по-детски»]

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016